• О сайте  • Контактные данные  • Полезные ссылки  • Поиск  
I. Язык и образование в сохранении идентичности этнических и лингвистических меньшинств
КАЗАНСКИЙ ЦЕНТР
ФЕДЕРАЛИЗМА И
ПУБЛИЧНОЙ
ПОЛИТИКИ
/ Журнал «Казанский федералист» / 2006 / номер 4(20), осень, 2006 / I. Язык и образование в сохранении идентичности этнических и лингвистических меньшинств / Правовые гарантии принятия и обнародования законов республик на государственных языках республик на домашнюю страницу
Правовые гарантии принятия и обнародования законов республик на государственных языках республик
 
 
 

Авторы:
  • Мидхат Курманов
В соответствии со ст. 68 Конституции Российской Федерации государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык, но республики в составе Российской Федерации вправе устанавливать также и свои государственные языки, которые в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации. Право на установление второго государственного языка республики закрепили в своих конституциях, законах о языках и языках народов республик.

Мидхат Курманов*

Правовые гарантии принятия и обнародования законов республик на государственных языках республик

В соответствии со ст. 68 Конституции Российской Федерации государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык, но республики в составе Российской Федерации вправе устанавливать также и свои государственные языки, которые в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации. Право на установление второго государственного языка республики закрепили в своих конституциях, законах о языках и языках народов республик.

Так, ст. 8 Конституции Республики Татарстан гласит: «Государственными языками в Республике Татарстан являются равноправные татарский и русский языки.

В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях Республики Татарстан государственные языки Республики Татарстан употребляются на равных основаниях».

Равноправие языков, как подчеркивает Л.Н. Васильева, – это принцип равных возможностей, то есть такая правовая ситуация, при которой созданы условия (в том числе и законодательного характера) для функционирования разных национальных языков в государстве без ущерба для носителей других национальных (родных) языков1.

Однако Федеральный закон от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», устанавливая порядок принятия законодательным органом субъекта Российской Федерации конституции (устава), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, не содержит конкретных указаний об использовании государственных языков в ходе законотворческого процесса и обнародования нормативных правовых актов республик.

Правовое регулирование статуса государственного языка при принятии и обнародовании законов республик в известной степени осуществляется Законом Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации». Устанавливается, что работа в органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления осуществляется на государственном языке Российской Федерации, но наряду с ним могут употребляться государственные языки республик.

В законе также определен порядок опубликования законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ. Так, в ст. 12 установлено: «Законы и иные нормативные правовые акты республик наряду с официальным опубликованием на государственном языке Российской Федерации могут официально публиковаться на государственных языках республик.

Законы и иные нормативные правовые акты краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов официально публикуются на государственном языке Российской Федерации.

В необходимых случаях указанные нормативные правовые акты наряду с официальным опубликованием могут публиковаться на языках народов Российской Федерации в соответствии с законодательством субъектов РФ».

Таким образом, российское законодательство не предписывает республикам принимать свои конституции, законы и иные нормативные правовые акты на их государственных языках, но и не требует, чтобы конституции, законы и иные нормативные правовые акты республик принимались только на государственном языке Российской Федерации.

Республики (Алтай, Татарстан, Саха (Якутия), Кабардино-Балкарская и др.) предусмотрели возможность принятия законов и на государственных языках своих республик. Обратимся к Закону Республики Саха (Якутия) «О языках в Республике Саха (Якутия)» (аналогичная норма закреплена и в законодательстве Республики Татарстан), в ст. 13 которого установлено следующее: «Законы и другие акты республиканских органов государственной власти и управления Республики Саха (Якутия) принимаются и публикуются в официальных изданиях республики на саха и русском языках». Если вникнуть в смысл этой нормы, то она означает, что закон должен голосоваться на обоих языках, то есть проходить две процедуры и их следует соблюдать при принятии закона в первом, во втором и третьем чтениях. Но при голосовании может произойти нечто неожиданное. Представим, что поставили на голосование проект закона на языке саха для принятия в третьем чтении и проект закона принят. Теперь необходимо поставить на голосование проект закона на русском языке. А что если он не будет принят? Кто, например, может гарантировать, что логика не уступит эмоциям депутатов? Чтобы избежать подобных абсурдных ситуаций, на наш взгляд, необходимо ограничиться принятием закона во всех чтениях на том государственном языке, на котором внесен проект закона, и обеспечить точный перевод на другой государственный язык.

Рассмотрим процедуру перевода текстов проектов законов, а также принятых законов с русского языка на государственные языки республик.

Статьей 80 Конституции Республики Татарстан установлено, что тексты законов на татарском и русском языках проходят идентификацию. Во исполнение этой нормы постановлением Государственного Совета Республики Татарстан создана Комиссия по установлению идентичности текстов законов Республики Татарстан на татарском и русском языках, которая состоит из специалистов (юристов, филологов и др.), владеющих как русским, так и татарским языками и способных обеспечить высококачественный перевод текстов проектов законов, принятых законов с русского на татарский, с татарского на русский языки.

В Республике Тыва официальный перевод законов, иных правовых актов с русского языка на тувинский, а также разработка и толкование правовых и иных специальных терминов на тувинском языке осуществляется постоянно действующей Терминологической комиссией при Правительстве Республики Тыва.

Но в деятельности подобных комиссий возникают проблемы. Приведем лишь один пример, связанный с переводом с русского языка на татарский язык текстов законов Республики Татарстан о наделении населенных пунктов статусом поселений. Оказалось, что слово «поселение» перевести на татарский язык практически невозможно, хотя и на русском языке, с нашей точки зрения, оно не вполне отражает то значение, которое заложено в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Возникла такая ситуация: в текстах Конституции Республики Татарстан и Закона Республики Татарстан «О местном самоуправлении в Республике Татарстан», изложенных на татарском языке, слово «поселение» переведено как «тулай торак», что не совсем точно передает смысл понятия «поселение», в законах же о наделении статусом поселения населенных пунктов применяется слово «жирлек». Этот пример приведен не в порядке обсуждения данного выражения, а в поисках путей выхода из подобных ситуаций. На наш взгляд, Государственному Совету Республики Татарстан следует принять изменения в Конституцию Республики Татарстан и Закон РТ «О местном самоуправлении в Республике Татарстан», изложенные на татарском языке (в текстах, изложенных на русском языке, противоречий нет).

Что же касается порядка обнародования нормативных правовых актов республик, то он устанавливается конституцией и законом республики. Федеральный законодатель и не требует, чтобы закон республики вступал в силу лишь после его официального опубликования на русском языке.

Однако и в процессе обнародования законов и нормативных правовых актов возникают языковые проблемы, особенно там, где население многоэтничное. Так, республики Адыгея, Бурятия, Калмыкия-Хальмг Тангч, Татарстан, Кабардино-Балкарская закрепили в своих конституциях следующую норму: «Тексты законов и постановлений государственных органов власти республики публикуются на двух языках – русском и государственном языке республики и имеют равную (одинаковую) юридическую силу». А вот в Конституции Республики Башкортостан предусматривается: «Нормативные правовые акты наряду с официальным опубликованием могут публиковаться и на иных языках народов Республики Башкортостан в соответствии с законодательством Республики Башкортостан».

В Республике Марий Эл наряду с опубликованием текстов документов на обоих государственных языках в местах компактного проживания населения, говорящего на другом языке, при необходимости обеспечивается опубликование этих документов в переводе на язык населения данной местности.

Сложным представляется процесс принятия и обнародования законов в Карачаево-Черкесской Республике и Республике Дагестан. Например, государственными языками в Карачаево-Черкесской Республике, кроме русского, являются абазинский, карачаевский, ногайский и черкесский.

В ряде республик один и тот же нормативный правовой акт может быть опубликован на нескольких языках. При переводе же нормативного акта, принятого на одном языке, на иной язык встает вопрос об аутентичности текстов при публикации на нескольких языках одновременно. Мы считаем, что требование аутентичности должно предъявляться только к публикациям нормативных правовых актов республик на русском языке и государственных языках этих республик. Перевод же и публикация на иных языках народов республик имеет только информационное значение.

Судебная практика по обнародованию законов на государственном языке Российской Федерации и государственных языках республик также позволила разрешить некоторые проблемы, изложенные выше. В качестве примера можем привести порядок обнародования закона Республики Татарстан, который стал предметом рассмотрения Верховного суда Республики Татарстан и Верховного Суда РФ.

Как известно, в результате реформирования судебной системы в Российской Федерации законодательные органы субъектов РФ в соответствии со статьей 11 ФЗ «Об органах судейского сообщества в РФ» наделены правом в установленном законами и иными нормативными правовыми актами субъекта РФ порядке назначать 7 представителей общественности в Квалификационную коллегию судей субъекта РФ.

Закон Республики Татарстан «О представителях общественности в Квалификационной коллегии судей Республики Татарстан» был принят Государственным Советом Республики Татарстан 6 сентября 2002 г., подписан Президентом Республики Татарстан 15 октября 2002 г. Во исполнение этого Закона Президентом Республики Татарстан 17 октября 2002 г. был издан Указ № УП-880 «Об утверждении Положения о порядке предварительного отбора кандидатов в представители общественности в Квалификационной коллегии судей Республики Татарстан». И закон, и указ были переданы для обнародования в газеты «Республика Татарстан» и «Ватаным Татарстан», которые в соответствии с Законом Республики Татарстан «О порядке опубликования законов и иных нормативных правовых актов Республики Татарстан» являются официальными изданиями, и лишь после опубликования в этих газетах нормативные правовые акты Республики Татарстан вступают в силу. Но далее произошло следующее. Означенный указ Президента Республики Татарстан был опубликован в газете «Республика Татарстан» 19 октября 2002 г., а закон Республики Татарстан – 21 октября 2002 г., то есть указ Президента, изданный во исполнение закона, был опубликован ранее самого закона, в связи с чем группа граждан обратилась в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением об отмене указа. На первый взгляд, правовые основания для его отмены имелись. Но поскольку в Республике Татарстан государственные языки – русский и татарский – равноправны, а требование о вступлении в силу закона республики только после его официального опубликования на русском языке отсутствует, суд учел, что в татарской официальной газете «Ватаным Татарстан» от 19 октября 2002 г. закон и указ Президента были опубликованы одновременно, и это позволило ему сделать вывод: закон и указ вступили в силу одновременно, с 19 октября 2002 г., и это означает, что указ правомерен.

Наконец, заслуживает внимания проблема перевода федеральных законов на государственные языки республик. Так, например, в Республике Татарстан по инициативе Министерства юстиции Республики Татарстан переведены на татарский язык Конституция Российской Федерации, Земельный, Трудовой, Уголовный, Уголовно-процессуальный, Гражданский, Гражданско-процессуальный кодексы. К сожалению, нередко эти переводы устаревают в связи с частыми внесениями изменений и дополнений в федеральные законы. Разве можно поспеть за всеми изменениями и дополнениями, вносимыми в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, или, например, в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». С момента принятия 6 октября 1999 г. в данный Закон, насчитывающий всего 33 статьи, были внесены изменения и дополнения 11 федеральными законами! Чего стоит один лишь Федеральный закон от 22 августа 2004 г., опубликованный убористым шрифтом на 21-й полосе «Российской газеты» от 31 августа 2004 г.! Тут уж не то что перевод на язык республики, даже прочтение на русском языке представляется сложным.

В заключение хотелось бы надеяться, что проведенный анализ, предлагаемые выводы и практические рекомендации привлекут внимание федеральных органов государственной власти и органов государственной власти республик.



* Мидхат Мазгутович Курманов – кандидат юридических наук, министр юстиции Республики Татарстан, доцент, заведующий кафедрой конституционного права Института экономики, управления и права (г. Казань)

1 Васильева Л.Н. Конституция Российской Федерации о сохранении и развитии родных языков народов России. // Журнал российского права. 2004. № 6. С. 60.


 
English version
Документы в разделе
Разделы сайта
Поиск
 
расширенный поиск
Регистрация
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Новости | Проекты | Публикации | Сотрудники | Форум | Мероприятия | Помощь исследователю | Книги и статьи о современном федерализме
    © 2001, 2002, 2009 Казанский центр федерализма и публичной политики. При использовании наших материалов ссылка на сайт обязательна, подробнее ... г.Казань, Кремль, подъезд 5. Тел./факс (843) 2925043, federalism@kazanfed.ru