• О сайте  • Контактные данные  • Полезные ссылки  • Поиск  
Централизация власти и перспективы российского федерализма
КАЗАНСКИЙ ЦЕНТР
ФЕДЕРАЛИЗМА И
ПУБЛИЧНОЙ
ПОЛИТИКИ
/ Журнал «Казанский федералист» / 2004 / номер 4(12), осень, 2004 / Централизация власти и перспективы российского федерализма / Институт губернаторов в современной России: вперед в прошлое на домашнюю страницу
Институт губернаторов в современной России: вперед в прошлое
 
 
 

Авторы:
  • Владимир Лысенко
Институт губернаторства появился как результат демократической революции в России 90-х гг., приведшей к распаду СССР, смене общественного строя, переходу от унитарного к федеративному устройству Российского государства.

Владимир Лысенко*

Институт губернаторов в современной России: вперед в прошлое

 

Институт губернаторства появился как результат демократической революции в России 90-х гг., приведшей к распаду СССР, смене общественного строя, переходу от унитарного к федеративному устройству Российского государства.

В своем развитии он прошел несколько этапов.

 

1 этап. 12 июня 1991 г. Избрание на всенародных выборах первого Президента России Б. Ельцина, первого мэра Москвы Ю. Лужкова, первого мэра Санкт-Петербурга А. Собчака, Президента Республики Татарстан М. Шаймиева.

 

2 этап. Август 1991 г. Путч ГКЧП. Приход к власти команды Б. Ельцина.

Роспуск КПСС, отстранение от власти председателей облисполкомов-«пособников» ГКЧП в девяти областях, введение в действие «исполнительной вертикали».

Борьба двух позиций в команде Б. Ельцина:

1) Избирать губернаторов, но приставить к ним представителей Президента РФ.

2)  Назначать губернаторов.

22 августа 1991 г. Президент РФ Б. Ельцин назначил В. Дьяконова первым главой администрации (Краснодарский край). Победу одержала точка зрения о назначении губернаторов в связи с опасениями, что на прямых губернаторских выборах в большинстве регионов победят коммунисты. Это, однако, не помешало в скором времени приставить к назначенным губернаторам еще и полпредов Президента.

Ельцинская исполнительная вертикаль, как временная мера, имела некоторый эффект. Однако в долгосрочной перспективе она искусственно затормозила процессы демократизации и федерализации в России на региональном уровне, фактически предложив модель «авторитарного», «феодального» федерализма. В итоге это привело во второй половине 90-х гг. к формированию патерналистских режимов в большинстве субъектов Федерации.

Процесс замены председателей облисполкомов на губернаторов можно рассматривать, как «кадровую революцию» в России. В течение года было заменено подавляющее большинство прежних руководителей регионов.

За назначение губернаторов развернулась борьба в ельцинском окружении между Г. Бурбулисом, В. Илюшиным, Р. Хасбулатовым, А. Руцким, В. Петровым. Главным критерием были политические и идеологические взгляды кандидата, а уже затем деловые качества и профессионализм.

Губернаторами становились представители двух основных групп.

Во-первых, это демократическая интеллигенция, имевшая революционные взгляды, но не имевшая, как правило, опыта практической административной работы. В губернаторы тогда шли журналисты, врачи, ученые, преподаватели. Треть из них стала известной благодаря депутатству в Верховном Совете РСФСР.

Из 17 ельцинских назначенцев в дальнейшем прошли демократическую выборную процедуру только трое: Б. Немцов (Нижегородская область, физик), М. Пруссак (Новгородская область, директор совхоза) и К. Титов (Самарская область, экономист). Остальные либо были вскоре заменены Ельциным на профессионалов, либо проиграли выборы.

Второй группой были представители старой региональной элиты, которые в августе 1991 г. переприсягнули Б. Ельцину (в основном председатели облисполкомов и председатели облсоветов).

 

3 этап. 1992 г. Назначение Президентом губернаторов с согласия областных советов.

Вскоре Верховный Совет в связи с назначением губернаторов обвинил Б. Ельцина в «узурпации власти» и «стремлении к диктатуре». После долгих и мучительных переговоров был найден компромисс: Б. Ельцин предлагает кандидатуру губернатора, а областной совет ее утверждает.

Усиление противостояния законодательной и исполнительной ветвей власти в стране. Элита поделилась на две партии: «партию Ельцина», куда вошли губернаторы и «партию Хасбулатова», куда вошли председатели областных советов регионов.

Таким образом, в 1991-1993 гг. в России сложился президентско-парламентский режим с относительным равновесием законодательной и исполнительной власти.

К этому времени, если на федеральном уровне сменилось 80% старой элиты, то в регионах только 40%.

4 этап. Конец 1993 г. – середина 1996 г. Разгон Верховного Совета и большинства оппозиционных областных советов, принятие конституции суперпрезидентской республики, проведение вторых президентских выборов.

С уничтожением советской власти в центр региональной власти встал губернатор, назначаемый Президентом страны. Произошел переход от президентско-парламентской к президентской модели власти в субъектах Федерации.

Хотя новая российская конституция позволяла губернаторам избираться, Президент России Б. Ельцин всячески препятствовал таким выборам до середины 1996 г. Это было связано с подготовкой и проведением тяжелейших для Ельцина президентских выборов в июне 1996 г. Эти выборы прошли с большими нарушениями и фальсификациями, фактически под девизом «революционная целесообразность выше формального демократизма» (В. Ленин). Назначенные губернаторы и молодые олигархи всеми правдами и неправдами обеспечили победу Б. Ельцину. Это во многом была «пиррова победа», ибо она далась ценой дискредитации в глазах населения института выборов, урезания демократии и федерализма в России, создания условий для формирования патерналистских режимов в регионах России (последним назначенным в 1995 г. губернатором был А. Тулеев, назначенный Ельциным в Кузбассе вместо Кислюка).

5 этап. Вторая половина 19961997 гг. Прямое избрание губернаторов, мэров, депутатов законодательных и муниципальных собраний.

В результате выборов 1996-1997 гг. произошло превращение региональной элиты в самостоятельный консолидированный субъект политического процесса. Коллективным выразителем воли регионов стал знаменитый Совет Федерации 1996-2000 гг., где «коллективный губернатор» был важнейшим защитником интересов не только регионов, но и федеративной России в целом, важнейшей сдержкой и противовесом стремящейся к монополизму федеральной исполнительной власти.

В результате выборов 1996-1997 гг. была разрушена единая вертикаль исполнительной власти, сформированная в 1991-1996 гг. Период диктата закончился. Было проведено разграничение полномочий между тремя уровнями власти. Центр стал искать новые сдержки и противовесы против избранных губернаторов в лице мэров столичных городов и представителей Президента в регионах (1997 г. кампания двух первых вице-премьеров в правительстве России А. Чубайса и Б. Немцова).

В этот период стала активно разворачиваться кампания по подписанию договоров между Президентом Б. Ельциным и губернаторами. Это был способ политического торга между центром и региональными элитами, который вел к затягиванию создания новых федеративных отношений на демократических началах.

6 этап. Парламентские выборы 1999 г. – начало 2004 г. Борьба между двумя региональными группировками за «наследство Ельцина». Победа ельцинско-путинской группировки в лице партии «Единство». Начало строительства новой жесткой вертикали власти.

Президентские выборы 2000 г. были уже фактически безальтернативны и поддержаны подавляющим большинством губернаторского корпуса. В. Путин оказался вне конкуренции. Ему стало все равно, кто станет губернатором в том или ином регионе, ибо любой глава региона, при рейтинге Путина в 70%, будет поддерживать Президента.

Ставка В. Путина на федеральную бюрократию.

«Равноудаление» губернаторов и олигархов от федеральной власти.

Начало строительства жесткой вертикали власти сверху:

1) Создание семи федеральных округов во главе с полпредами Президента.

- установление политического контроля над губернаторами;

- выведение из их подчинения силовых и ряда других федеральных структур.

2) Выведение губернаторов и председателей законодательных собраний из верхней палаты парламента. Понижение их статуса с федерального до регионального. Путин избавился в лице губернаторов от конкурентов на президентских выборах.

3) введение «института федерального» вмешательства, позволяющего Президенту активно вмешиваться в деятельность губернатора, вплоть до отстранения его от занимаемой должности и инициирования через суд его снятия с губернаторской должности и привлечения к уголовной ответственности.

Но новые законодательные механизмы не были ни разу использованы Президентом (Е. Ноздратенко, М. Машковцев). Вместо них использовались старые испытанные еще при Ельцине средства: Генпрокуратура и Счетная палата.

7 этап. Начало – сентябрь 2004 г. Завершение строительства вертикали власти, отказ от демократических институтов избрания губернаторов, переход к фактическому назначению губернаторов. Свертывание федерализма, возврат к унитарному государству.

1. Региональные списки партии «Единая Россия» на парламентских выборах 2003 г. возглавили 30 губернаторов, обеспечив тем самым «ЕР» квалифицированное большинство в Госдуме.

2. В 2004 г. началось массовое вступление губернаторов в партию «Единая Россия».

3. Благодаря мощнейшему административному и финансовому ресурсам партия «Единая Россия» на выборах один за другим монополизирует законодательные собрания регионов.

4. Субвенции и трансферты преимущественно получают те губернаторы и регионы, которые на парламентских и президентских выборах обеспечили спущенный сверху результат голосования за В. Путина и «Единую Россию».

5. Кроме губернаторов должны были перейти и к назначению мэров городов. Однако Совет муниципальных образований Европы выступил с резкой критикой позиции Кремля, после чего В. Путин дезавуировал свое заявление.

6. Реформы Кремля и Белого дома по разграничению полномочий привели к сильнейшей централизации финансов и других ресурсов в руках федерального Центра и полной зависимости регионов и губернаторов от руководства страны.

В таких условиях губернатор, не желающий краха своей губернии, не может состоять ни в какой другой партии кроме «ЕР».

Назначение губернаторов имеет под собой несколько реальных мотивов.

1) Сразу после трагедии в Беслане – это желание показать нации, что власть усиливается и растет спрос с хозяев регионов.

2) В тени остается тот факт, что у более чем половины действующих губернаторов заканчивается последний срок пребывания у власти. Поэтому они уже давно уговаривали Путина перейти к назначению глав регионов. Да и сам В. Путин, по-видимому, за годы правления, так и не нашел достойных замен в ряде особых регионов (Москва, Ханты-Мансийск, Екатеринбург, Северный Кавказ).

3) Гиперлояльность губернаторов зачастую не распространяется на поведение «хозяев регионов» перед губернаторскими выборами, когда они начинают критиковать федеральный Центр, перекладывая на него вину за непопулярные реформы. Письмо В. Путину глав дальневосточных регионов с критикой политики монетизации льгот и централизации финансовых ресурсов стало серьезным предупреждением Центру, что терпение регионов не вечно.

4) И, наконец, главная причина назначения, по моему мнению, таится в стремлении любой ценой удержаться в Кремле после 2007-2008 гг. путинской группировки. И именно ради сохранения власти, а, соответственно, и собственности, приходится приносить в жертву федерализм и местное самоуправление. Назначая губернаторов, Путин, как и Ельцин перед вторыми президентскими выборами 1996 г., пытается их «намертво» привязать к своей колеснице, чтобы они, как и Ельцину, любыми средствами обеспечили сохранение власти (будь-то третий срок, как у А. Лукашенко, или планируемый наследник Л. Кучмы В. Янукович), а он им в случае победы гарантирует сохранение губернаторского кресла. С выборными же губернаторами это сделать намного сложнее, так как они намного меньше зависят от Кремля, чем назначенные.

Только такой жизненно важной целью можно объяснить тот грандиозный скандал, на который В. Путин пошел как внутри страны, так и вне ее, настроив против себя и своей «властной вертикали» значительную часть Запада и всю политическую оппозицию в России. Пытаясь при этом еще помочь провести нужного «приемника» и на Украине.

 

Кто придет на смену выбранным губернаторам?

 

За прошедшие 15 лет в руководителях регионов побывало 238 человек.

Ветераны

Ветеранов, которые правят своими регионами с 1990-1991 гг., осталось 16 человек. Некоторые из них, как Шаймиев, Коков, правили своими регионами еще при советской власти, и в общей сложности их стаж «хозяина региона» измеряется 20 и более лет – это М. Шаймиев, М. Рахимов, Л. Потапов, М. Магомедов, В. Коков, Ш. Ооржак, В. Ишаев, М. Прусак, Л. Полежаев, В. Чуб, К. Титов, Э. Россель, В. Кресс, А. Лисицын, Ю. Лужков, Н. Волков.

У многих из этого «золотого запаса» российских губернаторов хорошие шансы быть переназначенными, за исключением может быть Л. Потапова (коррупция), В. Кокова (болезнь), Ш. Ооржака (оппонент С. Шойгу), К. Титова и А. Лисицина, которые себе позволяли время от времени критиковать В. Путина и его начинания, в результате имеют заведенные против них прокуратурой уголовные дела.

 

Путинские губернаторы

За четыре с лишним года правления В. Путина было избрано 33 высших должностных лиц субъектов Российской Федерации. Однако считать всех их ставленниками В. Путина нельзя, так как большинство из них были не из команды Президента. К путинским можно твердо отнести только трех представителей ФСБ: В. Кулакова (Воронежская область) и В. Маслова (Смоленская область) и М. Зязикова (Ингушетия) и, частично, адмирала В. Егорова (Калининградская область), а также Д. Зеленина (Тверская область), который ранее служил в силовых структурах и несравненную В.И. Матвиенко – губернатора Петербурга.

Все эти достойные люди из питерской команды будут, очевидно, переназначены, за исключением может быть Мурата Зязикова, который слабо себя проявил в Ингушетии на фоне боевого генерала Р. Аушева.

Все остальные уже присягнули на верность В. Путину, полностью поддержали отмену выборности губернаторов и с радостью пойдут служить «царю и Отечеству» в качестве назначенцев. Среди них больше всего шансов уцелеть имеют следующие:

1) «Молодые волки».

Достаточно молодые современные менеджеры, имеющие успешный политический и экономический опыт работы и хорошие рейтинги в опросах населения. Среди них А. Ткачев (Краснодарский край), А. Хлопонин (Красноярский край), С. Собянин (Тюменская область) и Ю. Трутнев, который недавно ушел с должности губернатора Пермской области в федеральные министры. Так, к примеру, С. Собянин по результатам опроса фонда «Общественное мнение» занял в ноябре 2003 г. первое место среди самых популярных региональных лидеров (Коммерсант. 2003. 3 ноября.). Фамилии первых двух губернаторов также время от времени называются среди возможных приемников на президентском посту В. Путина.

2)  «Старые волки»

«Хозяева регионов», которые имеют высокую репутацию, как в регионе, так и на федеральном уровне, как сильные и толковые руководители. Это Е. Строев (Орловская область) бывший и самый сильный председатель Совета Федерации. А. Тулеев (Кузбасс) – один из бывших кандидатов в президенты России, один из самых ярких и популярных губернаторов страны. Ю. Лужков – любимый мэр большинства москвичей и один из самых ярких политиков прошедших лет; В. Позгалев (Вологодская область) и В. Кресс (Томская область) – одни из самых успешных и демократических руководителей, но, увы, (а может так лучше) не публичны.

 

Президенты республик

Представляется, что в этих национальных регионах изменения будут наименьшие, ибо иначе головной боли не оберешься, особенно на Кавказе, где народы всегда избирали своих вождей. За исключением Бурятии, Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Тывы и может быть Дагестана, все остальные национальные лидеры, вероятнее всего, уцелеют. Если вдруг В. Путин захочет себя показать в глазах народа большим демократом и борцом с региональным авторитаризмом, может быть, он уберет К. Илюмжинова из Калмыкии и бросит его на укрепление «шахматного» фронта.

 

У кого еще могут быть проблемы при переназначении?

Во-первых, у губернаторов-олигархов, которых после «наезда» на ЮКОС не любят у нас в народе. Это – Б. Золотарев (Эвенкия, ЮКОС), Р. Абрамович (Чукотка, «Семья»), В. Штыров (алмазы Якутии) Х. Совмен (золотопромышленник, Адыгея).

Во-вторых, у руководителей очень богатых регионов, которые хотели бы возглавить, приближенные к Президенту люди. Речь идет о Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком, Таймырском автономных округах, Якутии – недра которых идут на экспорт и кормят почти всю Россию. Сюда бы я прибавил также и столицу нашей Родины Москву, которая сосредоточила в себе до половины всех богатств страны. Но рискнет ли Кремль начать атаку на Ю. Лужкова, с риском потерять на следующих выборах значительную поддержку москвичей? С другой стороны, время уходит, а перераспределить колоссальную московскую собственность многим очень хочется. И чем раньше, тем лучше.

В-третьих, у тех губернаторов, которые вовремя не покинули свои старые партии и не вступили в «Единую Россию». Я имею в виду, прежде всего, коммунистов, таких как В. Стародубцев, Н. Максюта, Г. Ходырев, П. Сумин, М. Машковцев, А. Михайлов и др.

Правда, здесь может быть загвоздка, ибо двое из этого списка Н. Максюта и М. Машковцев только что уверенно победили на губернаторских выборах, соответственно в Волгоградской и Камчатской областях и попытка их, получивших народное доверие, снять президентским указом будет, мягко говоря, не понято большинством избирателей, голосовавших во второй раз за своих губернаторов. Это касается также и О. Богомолова (Курганская область) и некоторых других.

А вот что касается Ивановского губернатора, коммуниста Владимира Ильича Тихонова, то тут подход особый. Тихонов долгое время ходил под уголовным кодексом до тех пор, пока по просьбе Кремля не возглавил альтернативную КПРФ партию «настоящих ленинцев». Благодаря «двойнику» удалось расколоть и сильно ослабить Компартию на прошедших парламентских выборах. За эту услугу уголовное дело против Ильича было закрыто и не исключается, что он будет переназначен на новый срок, ведь борьба за полную ликвидацию Коммунистической партии еще не завершена.

В-четвертых, у откровенно слабых губернаторов. И здесь на первом месте на вылет стоит Михаил Евдокимов – юморист и губернатор Алтайского края, который захотел повторить в России путь А. Шварцнегера. Однако, что позволено Юпитеру, то не позволено Быку. Евдокимов в устах очень многих стал именем нарицательным некомпетентного случайного человека в губернаторском корпусе. Кстати, на него постоянно ссылается Президент Путин (не называя фамилию), говоря о никчемности части губернаторов и необходимости их назначения. Евдокимов стал катализатором, ускорителем процесса назначения губернаторов.

По опросам Фонда «Общественное мнение» к самым непопулярным региональным лидерам в 2003 г. были отнесены В. Шаманов (не одобряет 73% жителей Ульяновской области), Д. Аяцков (не одобряет 65% жителей Саратовской области), В. Сергеенков (не одобряет столько же), В. Стародубцев (61%), В. Шершунов (59%), Б. Говорин (56%), А. Михайлов (54%), Н. Максюта (53%), В. Тихонов (53%), Ю. Лодкин (52%)[1]. Конечно, глас народа – это глас божий, но только не в России. У нас руководство страны во главу угла ставит не мнение наших граждан о губернаторах, а преданность последних Президенту и способность сделать все возможное и невозможное для него в критический момент. Поэтому из вышеназванных нужно вычеркнуть часть тех, о ком речь шла выше.

И, в-пятых, у губернаторов, против которых за последнее время заведены Генеральной прокуратурой уголовные дела. Это – Д. Аяцков, Р. Абрамович, М. Машковцев, В. Бутов, Е. Михайлов, К. Титов, В. Дарькин, А. Лисицын, В. Логинов. Правда коммунист М. Машковцев, не смотря на все наезды прокуратуры, выиграл на Камчатке выборы, доказав в том числе, что народ уже не верит нашей заказной прокуратуре, что люди судят по делам, а не по словам. И именно Машковцев, не смотря на головотяпство федеральных чиновников, спас область от экологической катастрофы (разрешив жителям ловить красную рыбу, идущую на нерест), а население Петропавловска-Камчатского уберег от замерзания, использовав присланные из центра деньги на отопления города в холодную зиму.

Если в целом подвести итог и сделать прогноз, то, скорее всего, на первом этапе будет переназначено более половины губернаторов. У Кремля сейчас нет серьезного кадрового резерва, который мог бы заменить стареющих или скомпрометировавших себя губернаторов, кроме, разве что, чекистов. Но четырехлетний опыт работы губернаторов-силовиков в Смоленской и Воронежской губерниях пока не вдохновляет. Следовательно, речь пойдет не о приходе к власти в регионах нового поколения современных менеджеров, а о полном переподчинении старых губернаторов Кремлю. Коней на переправе не меняют, за три года до вторых президентских выборов.

 

Назначать или избирать?

Конечно, наш механизм выборов, в том числе губернаторов, далек от совершенства, потому что именно на избирательных площадках, в первую очередь, работали экономические и административные ресурсы региональных кланов и бизнес-групп. Но вероятность получить вменяемого менеджера-управленца в конкурентной борьбе через систему выборов выше, чем получить аналогичного менеджера через систему назначения в коридорах кремлевской власти.

У нас уже есть назначенные, пролоббированые в Кремле полномочные представители Президента в семи федеральных округах, в основном и в главном генералы. Никаких серьезных прорывов на вверенных им участках, кроме создания «правящей партии» и обеспечения спущенного сверху процента проголосовавших на выборах за «Единую Россию» и Путина, я не знаю. Единственными исключениями были гражданские люди – Драчевский и С. Кириенко, которые действительно строили гражданское общество в Сибири и Поволжье. Но первый уже покинул свой пост, который перешел к бравому генералу Квашнину, а второй с госслужбы собирается уходить в бизнес.

Кроме того, система выборов способна эволюционировать в сторону большей ответственности электората и бизнеса, а с назначениями таких возможностей не видно, правящий класс, в условиях патерналистского режима, повязан круговой порукой и коррумпирован.

Прошедшие годы показали, насколько разными были модели участия бизнеса в выборах. В маленьких округах бизнес играл на грани фола, в некоторых регионах – честно, потому что там шла борьба ресурсов, а в Татарстане, Башкортостане, Москве он не смог выиграть до сих пор. В некоторых регионах (Якутия) ему помогла федеральная власть. А где-то его совсем не видно, к примеру, на Северном Кавказе. Там нет ресурсов и слишком велик риск, поэтому там еще долго будут править феодальные кланы.

Но процесс модернизации двигался в правильном направлении, в сторону большей состязательности на выборах, и появления, хотя далеко не везде, губернаторов-управленцев современного типа.

В 2007-2008 гг. ожидались серьезные смены губернаторской элиты. В регионах уже подрастал свой средний и крупный бизнес, укоренялись менеджеры продвинутых бизнес-групп. Это главный кадровый ресурс в современной России, никаких других механизмов выращивания региональных лидеров, кроме как из бизнеса, у нас сейчас в регионах нет. Нужно понять, что региональная элита не вырастает в Кремле. Ее там нет.

В 2007 г. новая волна 35-45 –летних должны была пойти на выборы губернаторов. Как, кстати, она уже сделала пробный шаг на губернаторских выборах в конце этого года, где «неожиданно» во второй тур губернаторских выборов в Волгограде, Кургане, Брянске вышли предприниматели либерального направления. Это люди с современным опытом работы и уже не бедные, что для России крайне важно.

Умная федеральная власть должна следить за тем, что растет в низу в регионах, а не закатывать все асфальтом, подчиняя себе.

Крупные корпорации будут по разному приспосабливаться к новому порядку назначения губернаторов. Самая простая и хорошо известная схема – это плата наверх за губернаторское кресло.

Вторая, более цивилизованная схема требует кропотливой работы в регионах. Бизнес в связи с путинскими «новациями» усилит внимание к выборам в законодательные собрания, чтобы иметь возможность влиять на назначение губернатора.

Еще более трудозатратный и долгий путь – поиск на региональном уровне молодых лидеров, их последующая раскрутка и лоббирование назначения на федеральном уровне. Это нормальная эволюционная схема, наиболее приемлемая для бизнеса. Но поскольку бизнес все жестче прессуют, так же как и региональные элиты, большинство будет работать по первой схеме. А в результате получиться своеобразный политический аукцион как у Туркмен-баши: кто больше даст тот и станет губернатором.

Конечно, самый простой вариант для Кремля – это оставить старого губернатора. Все известно и отлажено. Губернатор уже загрузился за долгие годы властвования выше крыши. Но и развитие остановилось…

Чтобы в Кремле не конструировали, какие бы виртуальные схемы не придумывали, каких бы губернаторов не назначали, если не будут учитываться интересы территорий, результат будет по Черномырдину: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Политика в регионах скоро утратит публичность, законодательные собрания будут напоминать доперестроечные советы с извечным «одобрямс». Губернаторы из региональных лидеров превратятся в чиновников кремлевской администрации, состоящих в одной правящей партии, очень сильно напоминающей КПСС.

Страну только жалко!


* Владимир Николаевич Лысенко – доктор политических наук, профессор, Президент Института современной политики.

[1] «Коммерсант». 2003. 3 ноября.


 
English version
Документы в разделе
Разделы сайта
Поиск
 
расширенный поиск
Регистрация
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Новости | Проекты | Публикации | Сотрудники | Форум | Мероприятия | Помощь исследователю | Книги и статьи о современном федерализме
    © 2001, 2002, 2009 Казанский центр федерализма и публичной политики. При использовании наших материалов ссылка на сайт обязательна, подробнее ... г.Казань, Кремль, подъезд 5. Тел./факс (843) 2925043, federalism@kazanfed.ru